«СЕГОДНЯ Я ВЗЛЕТАЮ ПЕРВЫМ…»
09.12.2022

«СЕГОДНЯ Я ВЗЛЕТАЮ ПЕРВЫМ…»

9 декабря День Героев Отечества — дань высочайшего государственного и общественного уважения к тем, кто удостоен самых почетных государственных наград: званий Героев Советского Союза, Российской Федерации,

9 декабря День Героев Отечества — дань высочайшего государственного и общественного уважения к тем, кто удостоен самых почетных государственных наград: званий Героев Советского Союза, Российской Федерации, ордена Славы и Святого Георгия.

Одним из них является генерал-полковник, командующий армейской авиацией сухопутных войск с 1989 по 2002 годы Виталий Егорович Павлов, который был удостоен высшего государственного звания и медали «Золотая Звезда» за заслуги перед страной. Так случилось, что его жизнь связана с историей нашего города. О судьбе боевого офицера рассказал читателям газеты заместитель директора по воспитательной работе техучилища № 16 с 1981 по 2011 год Валерий Еремин.

Чем объяснить любовь к небу?

Виталий Егорович родился в деревне Белоголовичи Трубчевского района Брянской области 21 октября 1944 года. Первым самолетом, который он увидел в своей жизни, был По-2. Кто знает, может быть именно в тот момент маленький Виталий и решил связать свою дальнейшую судьбу с воздухоплаванием. В 8 лет, вместе с младшими братом и сестрой, остался без самого близкого человека. В своей книге «Раскаленное небо» он писал: «Мать есть мать… Можно много чего иметь: друзей, орденов, дач, машин — до бесконечности, а вот мать у человека одна. Как и Родина…».

Трудное и голодное послевоенное детство, жизнь в интернате закалили его характер, научили держать удар.

В шестнадцать Виталий впервые увидел поезд, когда отправился на нем к старшему брату, работавшему на заводе № 309 в Чапаевске. Здесь он трудился столяром на заводе ЖБИ, а в школе рабочей молодежи № 3 окончил десятилетку и началась его самостоятельная жизнь. Здесь, под Чапаевском, начались его походы к аэродрому Сызранского летного училища, который располагался в районе станции Звезда и поселка Покровка. Так из увлечения родилась любовь к авиации. И, наконец, было принято окончательное решение поступать «на летчика».

Окончил Сызранское ВВАУЛ. Их курс в училище был первым, кого набрали и обучали по программе вертолетчиков. До этого все начинали с самолетов. Винтокрылая машина тогда была чем-то очень экзотическим и пугающим. Только-только в серию пошли самые первые советские образцы Ми-1, Ми-4. «Самолетчики» сторонились новинки, называя ее «летающим огурцом на карандаше». Как один из лучших выпускников Павлов был оставлен летчиком-инструктором в Пугачеве, где стал заместителем командира эскадрильи 626-го учебного вертолетного полка.

В начале семидесятых проходил обучение в Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина, после окончания которой вернулся в Сызранский полк родного училища на должность командира эскадрильи. В 1977 году назначили заместителем командира 340-го отдельного вертолетного полка в гарнизон Калинов под городом Самбором за Львовом в Прикарпатском военном округе.

Первая спасательная операция

В Закарпатье Виталий Егорович впервые вылетел ночью на спасение людей. Разлившаяся река Стрый затопила карьер, в котором велись работы, и посреди бурлящего озера на пятачке полтора на двадцать метров оказались отрезанными от суши четырнадцать человек. Вода прибывала. По тревоге подняли военных вертолетчиков. Ночью в дождь, в сильный боковой ветер Павлов сумел снизиться и упереться передней «ногой», как говорят бывалые пилоты, в край островка. Не выключая двигателей, замереть в нескольких сантиметрах над водой и втащить на борт всех, кто был на острове. Спустя несколько минут после взлета остров скрылся в ледяной бурлящей пучине…

В мае 1979 года получил назначение командиром вновь формируемого 513-го отдельного вертолетного полка в Бердичеве на базе заброшенного после войны старого аэродрома. Объект находился в восьми километрах от города, а командир полка жил в другом конце, на Красной горе. Но в 7 часов утра Виталий Егорович уже был в расположении части.

Подразделение активно формировалось, пополнялось людьми, техникой. Только командир и начальник штаба знали, что полк будет дислоцироваться южнее Читы в Забайкальском военном округе в Хатбулаке.

Трудный путь или проверка на прочность

Суровая армейская стезя Павлову была не в тягость, а летная подготовка вдохновляла всю жизнь. И в аудитории, и в небе у Виталия были одни пятерки. Он много учился сам и многому учил других. Воспитанный на подвигах военного поколения, старался самые сложные задания брать на себя. Это раскрылось во время службы в Афганистане, где он лично участвовал во многих опасных операциях.

Виталию Егоровичу предложили должность командира полка в 40-й армии в Афганистане. Командование дало два дня на сдачу дел в полку, и вылетать в Ташкент. Жене позвонил и сказал, что получил новое назначение в Среднеазиатский военный округ.

С 1981 по 1982 годы выполнял интернациональный долг в Демократической Республике Афганистан, в составе 40-й армии Краснознаменного Туркестанского военного округа.

Удивительно сильны своей глубокой простотой, остротой восприятия и ясностью понимания обстановки записи самого Виталия Егоровича о его первом боевом вылете в Афганистане, который на всю жизнь остался в его памяти:

…Информатор сообщил, что за дувалом (глиняный забор — прим. ред.) на окраине одного из кишлаков находятся вернувшиеся с гор на отдых два брата — влиятельные полевые командиры местных душманских банд.

На штурмовку взлетели три пары Ми-8. Ведущим первой был он — тогда командир полка, полковник. До цели чуть больше шестидесяти километров. К кишлаку группа подлетела как раз в самую послеобеденную жару, когда все живое, спрятавшись от солнца в спасительную тень и прохладу, предавалось отдыху. Быстро сориентировался, отыскал глазами указанный агентом дувал и, резко снизившись, зашел на цель.

«Восьмерка» стремительно скользила над землей, выходя на рубеж пуска «нурсов». Дувал, за которым находились душманы, увеличивался, наползал на блистер. Уже стал различим часовой на крыше — верный признак точности информации. Пальцы легли на кнопку пуска ракет, как вдруг глаза выхватили рядом с часовым маленькую фигурку в пестром ярком халате — девочку лет десяти. Рубеж пуска! Часовой, только сейчас заметивший вынырнувшие из-за холмов «вертушки», заметался. Надо бить! Но девочка?! Дозорный подскочил к ней и, подхватив ее под мышки, буквально скинул с глиняной крыши строения. Можно бить! Но взрывная волна, осколки?..

И тогда он принял решение. Короткая команда второй паре. А его — стремительно проскочила над целью, не открывая огня, давая ребенку время отбежать на спасительное расстояние. А через несколько мгновений по дувалу ударили «нурсы» второй группы. Разворачиваясь, заходя вновь на цель, он поймал краем глаза знакомый пестрый халатик, мелькавший в поле, далеко от места штурма. «Жива!» — успел еще подумать он, а потом сознание привычно отсекло лишние мысли, сосредоточившись на боевой работе.

Потом были сотни вылетов, штурмовок, эвакуаций, десантирований, но еще много месяцев ему снилась та белая глиняная крыша, часовой и девочка в пестром халате в прицеле «нурсов»… Может быть, в тот день кто-то там, на небесах, хотел испытать Виталия Павлова. Проверить его на прочность, взвесить его душу на весах человечности.

Вот некоторые записи из афганской тетради вертолетчика Павлова и скупые комментарии к ним их автора, характеризующие его высочайший летный профессионализм…

«Таким я его в жизни ни разу не видел и не увижу» — так начал Павлов описание эпизода, в котором непосредственно участвовал. Эпиграф рассказывает о возбужденном состоянии инженера Герасимовича, который, как образно пояснил Павлов, «на земле больше движений делал, чем я в воздухе, чуть не на голову становился». Да и было от чего инженеру встать на голову: в горах с превышением над уровнем моря почти в два километра пилотируемый Виталием Павловичем вертолет Ми-8 впервые в военной истории поднял на внешней подвеске и эвакуировал однотипную машину.

…Однажды, возвращаясь с задания, Павлов услышал в радиоэфире просьбу: снять с гор трех человек и доставить на аэродром. Срочно снять, срочно доставить. Топлива было в обрез, но просил человек, имевший право приказать, и Павлов повернул в горы. Сел, погрузил людей, набрал высоту, еще раз оглядел приборы и понял, что до аэродрома не долетит. Тогда он… выключил один из двух двигателей, удерживающих в небе его Ми-8. В разреженном горном воздухе горизонтальный полет на одном двигателе практически невозможен, но он успел рассчитать вынужденное снижение, сопоставив его с остатком пути до аэродрома. «Четыре минуты тянулись для меня много часов, и стрелка топливомера, казалось, отклонялась к нулю чуть быстрее, чем обычно…» — единственная запись в тетради о переживаниях летчика.

Черный день календаря

17 мая 1982 года — черный день в афганском календаре Павлова. В тот день началась войсковая операция по очистке Панджшерского ущелья от банд Ахмат Шаха. Долгие переговоры с Масудом зашли в тупик. Его отряды вели активные боевые действия против наших войск и местных органов власти. Каждый день приносил сообщения о новых нападениях и засадах. И потому было принято решение разгромить основные базы Масуда.

В тот день вертолетный полк высаживал на склоны ущелья десантные группы. Ведущим первой пары, как всегда, был «ноль двадцать пятый» — командир полка Павлов. Площадка высадки. За борт горохом посыпались десантники, разбегались в стороны, занимали оборону. После того как последний десантник прыгнул за борт, «вертушки» резко оторвались от земли и ушли в небо. А на их место уже заходила вторая пара.

И вдруг с вершины горы, почти в упор, ударил душманский ДШК. Командир экипажа был убит на месте, раненый штурман еще попытался выровнять машину, посадить ее, но следующая очередь сразила и его. Вертолет рухнул на скалы и взорвался. Ведомый, замполит эскадрильи капитан А. Садохин, резко снизился, высадил десант ниже по склону горы и, взлетев, бросился на выручку ведущему. Вертолет и ДШК сошлись в дуэли. Вертолетчики еще не знали, что Масуд долго готовился к обороне. Не знали о замурованных в бетон и скалы пулеметных гнездах. О выезжающих на платформах из тоннелей турельных установках. О десятках других ловушек и заграждений.

Залп «нурсов» накрыл «духовский» ДШК. Садохин начал разворачиваться, чтобы сесть возле упавшего командира, но тут сбоку, почти в упор, ударила замаскированная «зушка». Садохин был убит, машина загорелась, но штурман смог отвернуть ее в сторону и посадить на склон. Потом он вытащил из горящей машины борттехника, бросился вытаскивать тело командира, и здесь вертолет взорвался.

По приказу полковника Павлова на место падения подбитых вертолетов командира эскадрильи Грудинкина и замполита эскадрильи Садохина были направлены группа спасателей и десантная группа для спасения оставшихся в живых и тел погибших от душманов. Поставленная задача была выполнена.

Указом Президиума ВС СССР от 3 марта 1983 года полковнику Павлову Виталию Егоровичу за успешное выполнение задания по оказанию интернациональной помощи ДРА, проявленные при этом мужество и героизм присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Погибшему капитану Садохину звание было присвоено посмертно.

Как жаль, что выпускник школы рабочей молодежи Чапаевска 1962 года командир полка Павлов, не знал о том, что он пришел на выручку капитану Садохину, который в 1970 году закончил школу-интернат № 1 Чапаевска. Два Героя, когда-то проживавшие в нашем городе, об этом факте их биографии так и не узнали…

После Афгана — покой?

За его спиной феноменальные сорок лет летной службы, три войны — афганская и две чеченских. И на каждой его имя было легендой, в каждую он вписал свою страницу. В Афганистане полковник Павлов — один из лучших командиров полков, лично совершивший сотни боевых вылетов, потерявший за полтора года боев только три вертолета. В Чечне генерал-полковник Павлов, командующий авиацией Сухопутных войск, когда того требовала обстановка, сам поднимал вертолет в небо и пробивался сквозь густую облачность и горы к передовым батальонам, вывозил раненых.

Виталий Егорович — «Заслуженный военный летчик СССР» (с общим налетом свыше 6 тысяч часов), летчик-снайпер, Почетный гражданин города Сызрани, Почетный ветеран Сызранского ВВАУЛ, Почетный гражданин города Трубчевска. Награжден 8-ю орденами и 20-ю медалями СССР, РФ и других государств, в том числе орденом Ленина, орденом «За службу Родине в ВС СССР» III степени, орденами Красной звезд» и «За военные заслуги». В 2001-2007 годах был президентом Федерации вертолетного спорта РФ, награжден именным оружием и орденом Мужества за плодотворные операции в Чечне.

О подвигах Павлова сняты фильмы, последний из них так и называется: «Легенды армии». Как мог мальчишка из очень бедной деревенской семьи, постоянно голодный, без связей и блата, без особой надежды на будущее, стать лидером армейской авиации страны? Он умел принимать решения. Брать ответственность на себя, уважать и ценить каждого человека. Не людей «вообще», а каждого. Виталий Егорович одинаково уважал рядового и генерала, если есть за что. Он был строг, но справедлив. И обладал каким-то невероятным и редким качеством: не вызывать обиды на себя. Он был непререкаемым авторитетом как первоклассный летчик и как думающий, болеющий душой и сердцем за исход операции, судьбу солдат, командир. А многие гордятся, что были его учениками.

Свою книгу «Раскаленное небо» Павлов закончил словами: «Для человека служивого, русского офицера, честь всегда была превыше всего. Превыше самой жизни. Я горжусь, что подавляющее большинство тех, с кем мне довелось служить, именно так считают и поступают».

Вместо послесловия

После увольнения из рядов Вооруженных сил Российской Федерации в 2002 году и до последних дней работал заместителем директора вертолетостроительного завода «Роствертол». Его заслуженно называют «крестным отцом» знаменитого «Ночного охотника» Ми-28.

Именно Павлов был одним из инициаторов работ по Ми-28, и при нем было принято решение о его производстве. Это лучшая память о легендарном вертолетчике.

Во многом благодаря авторитету генерал-полковника Павлова удалось отстоять и сохранить Сызранское училище (Ныне филиал Федерального государственного казенного военного образовательного учреждения высшего образования «Военный учебно-научный центр Военно-воздушных сил «Военно-воздушная академия имени профессора Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина» (г. Воронеж) Министерства обороны Российской Федерации в г. Сызрани — прим. авт.), за которое он искренне переживал и сделал все возможное, чтобы его сохранить.

Умер Виталий Егорович 2 июля 2016 года после тяжелой болезни. Похоронен на Троекуровском кладбище в Москве. Проститься с ним собрались авиаторы от Калининграда до Владивостока, и не только они, но и офицеры сухопутных войск — всего более 3000 человек, в том числе представители высшего руководства Министерства обороны России.

Подготовил к печати
Денис ИЛЯСОВ.

Последние новости

В больницы Самарской области передали 21 машину неотложной помощи

Автомобили приобрели в рамках нацпроекта «Здравоохранение». Он инициирован президентом России  Владимиром Путиным  и поддерживается губернатором  Дмитрием Азаровым .

В Тольятти на водозаборах установят новые насосы

В Тольятти установят новые агрегаты на водозаборах Центрального и Комсомольского районов.

Назначена и.о. председателя Счетной палаты Самарской области

С 7 февраля исполняющим обязанности председателя Счетной палаты Самарской области назначена Татьяна Яковлева,

Card image

Сессия — ответственный период для каждого студента

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *